Жизненная сила из уральского стакана


«Русский мужик на выдумку хитер». Когда слышу эту фразу, вспоминаю дядю Колю с Урала, его жену и то, как жизненная сила удерживает их вместе. Вот уж где выдумка у мужика!

В начале двухтысячных я получил диплом инженера и по распределению попал на еле дышащий заводик на Урале. Жизнь предприятия поддерживалась редкими финансовыми инъекциями от «оборонки», давно и безнадежно разместившей здесь крупный заказ.

Это был единственный завод в городе, переживший экономический беспредел первых лет развала СССР. Деды, отцы и дети, жены и мужья разных поколений – за заводскими стенами трудились целые династии горожан.

В центре завода возвышалась грязная пятиэтажка радиоцеха. Работа в нем была розовой мечтой многих местных мужиков. Дело в том, что каждое утро монтажники радиоцеха со стеклянными банками в руках выстраивались в очередь перед дверью склада.

Кладовщица Марина Степановна разливала по этим банкам спирт, с ненавистью опуская потемневший черпак в алюминиевую флягу. После склада мужики разбредались по своим местам выпивали по стопке спирта и начинали паять платы. В течение смены они несколько раз прерывались, чтобы проглотить очередную дозу.

Спирт выдавали для того, чтобы монтажники растворяли в нем канифоль перед монтажом плат. Но кто ж ее растворял в спирте-то, канифоль эту… Пили почти все монтажники, но план выполнялся, а брак не превышал норму.

Начальство, переплетенное с монтажниками родственными и дружескими связями, только крепче зажмуривалось, если где-нибудь заходил разговор о нецелевом использовании спирта.

Самым старым монтажником в цеху был Николай Петрович, муж кладовщицы Марины Степановны. Все называли его дядей Колей, а за глаза – Хроней. Дядя Коля пил каждый день. «Уф-ф, жизненная сила!» – морщась выдыхал он, опрокинув в себя первые полстакана. По пятницам из глубины его водянисто-голубых глаз всплывала грусть – Хроня не любил выходные, называл их «сухими» днями.

В очереди за спиртом дядя Коля всегда стоял последним. Марина Степановна ненавидела алкоголизм мужа и боролась с ним изо-всех сил. За ее спиной уже была антиспиртовая война с цеховым начальством, попытки перевода мужа в другой цех, кодирование Хрони.

Однажды она не выдала дяде Коле спирт – через пятнадцать минут главный технолог завода, не стесняясь своего молодого возраста, громко кричал ей вглубь склада:
– Свои семейные проблемы решайте дома! Мы можем уволить вашего алкоголика, но технологию производства нарушать не будем. Спирт выдать немедленно!

Пришлось выдать. Шло время, дядя Коля пил по-прежнему, но Марина Степановна не сдавалась. Она думала, думала, и однажды пришла к начальнику цеха с решением «спиртового вопроса» мужа, а заодно и всего цеха.

– Я знаю, как сделать, чтобы монтажники перестали пить спирт.

Начальник вздохнул.

– Слушай, Степановна, да угомонись ты уже. Ну, пьют мужики, пьет твой Николай, но ведь в меру. Несчастных случаев, тьфу-тьфу-тьфу, – он постучал по столу – нет, план выполняем, качество удовлетворительное. Народ у нас русский работает, уральский, промышленный. Спирт тут с военной поры жизненной силой был, помогал на ногах стоять по три смены. Крепкие мы… Николай пьет, но ведь и мастер он бесценный. Руки золотые, и голова работает, как надо. От него же раньше сплошная рационализация шла…

– Раньше – рационализация, а сегодня – перегар! – оборвала начальника Марина Степановна – Раньше он Колей был, а сегодня – Хроня! Короче, если и в этот раз мер не примешь, я буду писать самому президенту. Адрес я уже узнала.

– А что напишешь-то?

– Правду напишу. На стуле своем не усидишь. Решение со спиртом есть, повторяю!

– Что за решение?

Марина Степановна рассказала начальнику свою идею.

Со следующего дня в помещениях радиоцеха поселилась великая депрессия. Теперь монтажники были обязаны приходить на склад с толченой канифолью на дне банки. Марина Степановна наливала в банку спирт и работник перемешивал его ложкой, привязанной длинной бечевкой к стене склада. Технология производства не нарушалась, но к употреблению жидкость становилась негодной.

В цеху наступила трезвость. К кладовщице приходили делегации с разных участков, но просьбы, уговоры, подкупы, угрозы и крики на нее не действовали. Люди уходили злыми. Работа делалась нервно, появилось много недовольных политическим курсом действующего правительства…

Через неделю санкций кто-то заметил, что Хроня начал выделяться на фоне общей угрюмости веселым настроением, блеском в глазах и перегаром. По утрам он стоял в очереди на склад вместе с другими монтажниками. Как и у всех, в банке у него была измельченная канифоль. Как и все, ложкой на складе он размешивал ее со спиртом. Как и все, уходил работать. Но, в отличие от всех, к обеду уже был «под мухой».

Марина Степановна не могла понять, где он добывает спиртное. Покупать не мог, в этом она была уверена. Пить с канифолью тоже не стал бы – это же отрава. Где тогда?
Делегации потянулись к Хроне.

– Дядя Коля, видели – ты пьешь спирт с канифолью. Как ты его очищаешь? Так ведь нельзя, неочищенный пить-то. Расскажи, будь мужиком.

Хроня хитро улыбался и молчал. Мужики злились, но силой узнать правду у старого монтажника не решались.

– Дядя Коля, научи! Человек ты или нет? Научишь, отдадим тебе весь спирт за первый день. Надолго хватит.

– Дядя Коля, мы ж с тобой полжизни проработали, ну расскажи!

Не выдержал Хроня. Признался. Открыл ящик своего верстака и извлек из него пакет с леденцами.

– Дядь Коль, ты чего это? – вытаращили глаза мужики.

Хроня молча развернул обертки пяти леденцов, достал молоток и несколькими ударами раскрошил конфеты. Получившуюся массу ссыпал в банку и протянул мужикам.

– Ну дядя Коля, ты голова! – монтажники восхищенно рассматривали банку с «канифолью» на дне.

Хроня встал, открыл дверцу шкафа, взял банку и прямо из нее сделал несколько глотков желтоватого сладкого спирта. На пару секунд задержал дыхание, а потом резко выдохнул:
– Уф-ф… Жизненная сила!

В радиоцехе я проработал два года. И не было недели, чтобы Марина Степановна не кричала в цеху на своего мужа, проклиная его алкогольную зависимость. Но что удивительно: каждый день, отработав, выходили они с завода под руку. Иногда Хроня, улыбаясь, что-то говорил своей жене, а она хохотала и незлобно шлепала его ладошкой по плечу. Проходя мимо них, однажды я услышал, как кладовщица назвала дядю Колю рационализатором. Так и сказала:

– Пойдем, мой рационализатор…

Я обернулся и увидел, как пожилая пара шагает по улице, оставляя за спиной завод, радиоцех, спирт… «Нет, дядя Коля, не в алкоголе твоя жизненная сила. А в этой женщине, бок о бок с которой прожил ты почти полвека» – подумал я тогда. И сейчас так думаю.

Поделись этой интересной историей с друзьями, пусть они тоже будут в курсе!

Какая ваша реакция?

Мило Мило
0
Мило
Не нравится Не нравится
0
Не нравится
Нравится Нравится
1
Нравится
Лол Лол
1
Лол
Амур Амур
0
Амур
ЧЗЧ ЧЗЧ
0
ЧЗЧ
Левон Измайлов

Я главный редактор этого сайта. Стараюсь выбирать статьи на темы, которые вызвали наибольший интерес среди наших читательниц. Я закончил филфак с отличием, обожаю русский язык, копирайтинг и социальные сети.

Комментарии 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Защищено!
Choose A Format
Personality quiz
Series of questions that intends to reveal something about the personality
Trivia quiz
Series of questions with right and wrong answers that intends to check knowledge
Poll
Voting to make decisions or determine opinions
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals
List
The Classic Internet Listicles
Open List
Submit your own item and vote up for the best submission
Ranked List
Upvote or downvote to decide the best list item
Meme
Upload your own images to make custom memes
Video
Youtube, Vimeo or Vine Embeds
Image
Photo or GIF
Gif
GIF format